Сны

Предсказание индейца

На протяжении всей своей истории человечество стремилось узнать, что его ожидает в будущем. Дельфийский ора­кул, средневековые предсказатели и ал­химики до сих пор притягивают к себе наше внимание, и такие имена, как 
Но­страдамус, монах Авель, русский пред­сказатель Немчин, болгарская целительница Ванга, наверное, многим известны.
Но сколько было пророков и пред­сказателей, имена которых не дошли до нас. А ведь наверняка в каждой культу­ре были свои провидцы. В одном из сно­видений меня занесло в Северную Аме­рику времен покорения дикого Запада, и там я услышала предсказание, касаю­щееся будущего Америки (США), часть из которого уже сбылась, но есть еще и то, что должно случиться, и возможно скоро. 

Этот сон был записан еще в 2002 году. Да, с тех пор прошло уже 10 лет.  Но многое из того что было тогда увидено и записано свершилось, а кое-что еще только в будущем. Именно поэтому я решила опубликовать этот «старый» материал. Он, по-моему, еще актуален, тем более, что, кое-что из записаногоо 10 лет назад – свершилось за это время, сон оказался пророческим во многом.

(Материал был опубликован на сайте Мир тесен в 2012 году)

…Снится мне плоская равнина: ни холмика, ни бугорка. Солнце нещадно па­лит, и отдельно стоящие деревца, кажется, будто плывут в каком-то мареве. По этой равнине широкой лентой вьется дорога. По ней, поднимая пыль, едут повозки, запря­женные лошадьми. Они тоже как будто проплывают в жарком воздухе. Скрип ко­лес, топот копыт, чьи-то отдаленные разго­воры, окрики, хлопанье плохо закреплен­ной материи, которой крыты повозки, доно­сятся до меня.

Я подлетаю ближе. Передо мной медлен­но проезжает одна из повозок. Лошадьми правит мужчина средних лет. Его волосы растрепаны, усталое лицо исхлестано вет­ром. На нем надеты грубые сапоги и что-то вроде длинного сюртука с заплатками. Рядом лежит протертый до дыр камзол нео­пределенного цвета.

В повозке этот человек не один. Я заме­чаю еще женщину и двоих детей. Это маль­чик и девочка примерно одинакового воз­раста: лет семи-восьми. На женщине наки­нут черный плащ. Вернее, это накидка-пелерина с капюшоном, завязывающаяся под подбородком. Из-под этой пелерины видна длинная темная юбка.

Это семья переселенцев на дикий Запад, как сказал внутренний голос. Они уже проделали долгий путь и очень ус­тали. Но они не одни в этом путешествии: длинный караван из повозок растянулся на боль­шое расстояние. Кто-то идет рядом пешком, кто-то — верхом на лошади.
Вижу, как на непокрытой двухколесной повозке везут сундуки и какие-то вещи, завязанные в большие узлы. В пыли остает­ся след от колес и копыт лошадей. Пыль, поднятая караваном, медленно оседает, а солнце продолжает палить.

Но вот на равнине появляются овраж­ки. И скоро равнина обрывается у края пропасти. Глубоко внизу вьется тонкая струйка какой-то реки. В воздухе распрос­терла крылья большая хищная птица. На той стороне пропасти равнина продолжа­ется. Сверху видно, что эта равнина изреза­на чудовищными каньонами. И вот пейзаж уже полон величественных гор с плоски­ми вершинами и слоистыми крутыми склонами. Они очень похожи на огромные куски слоистого торта. Солнце наконец-то клонится к закату, и красноватая почва в его лучах отливает медью.

Кое-где прилепились кривые деревца. Какая прекрасная панорама! Аж дух захватывает от этого фанта­стического порождения природы. Люди же ползут со своим скарбом вниз по узкой и опасной тропинке, волокут свои повозки и мучают этим спуском уже давно уставших животных…
…И вот я уже далеко от них. Наступила прохладная ночь. Тихо светит луна, и мер­цают звезды. Стрекочут какие-то насекомые. Возле реки — большие заросли, а скалы своими слоистыми уступами поднимаются ввысь.

Вдали горит костер. Деревья, освещенные им, кажется, ожили и двигаются в такт огню. Слышится незнакомая речь. Я подле­таю ближе. Передо мной — индейское по­селение. Возле костра собрались какие-то люди. Их кожа кажется огненно-красной в прыгающих отсветах костра, волосы пе­ревязаны орнаментированными лентами.
Вот женщина в длинном платье-руба­хе без рукавов с орнаментом по горлови­не. На руках у нее повязки-браслеты, тка­ные орнаментом. Такая же лента повязана по ее лбу, поддерживая длинные рас­пущенные волосы. Бе­гают дети. Не­которые из них совсем голые. Один из ин­дейцев, наверное воин, стоит с копьем у края поселения. На нем кожаные штаны с бахромой, на шее — ожерелье из клыков зверей, руки стягивают выше локтей по­вязки-браслеты, за ленту на голове засу­нуто перо хищной птицы.
Поселение состоит из нескольких жи­лищ наподобие чукотских чумов. Это виг­вамы.
Все здесь очень грустные и серьез­ные. В центре у костра собрались члены племени. Возле огня на подстилке из тра­вы лежит старый индеец. Этот старик был покрыт темным покрывалом. Его морщинистое лицо ничего не выражало, косова­тые глаза смотрели куда-то вверх, а ор­линый нос сильно выдавался. Этот чело­век был очень стар и находился при смерти. Все прощались с ним.

И вот слабым голосом старик начал что-то говорить соплеменникам. Речь его была монотонна и мне непонятна. Потрес­кивали поленья в костре, приятно пахло паленой травой. Вдруг внутренний голос начал как бы переводить речь старика на русский язык, и я услышала предсказа­ние индейца, касающееся будущего его страны…

Старый индеец говорит о будущем
«Белое нашествие. Белые люди уже и до нас добрались. Скоро они заселят всю нашу землю, и плохо будет нам. Сго­нят народ наш на плохие земли (в резер­вации)…
И будет у них, белых,  великая белая страна (США). И жить ей 300 зим наших и еще 33. И будет у них два бога. Одному они будут строить храмы, и говорить о нем (христианство), а другому — поклоняться и жить им. Имя второму — Желтый Дявол (золото). И принесены будут в жертву ему многие (наверное, золотая лихорад­ка). А пока спит он в наших горах.
Оденут люди его в зеленую кожу, и шелестеть она будет (бумажный доллар). За шелест этой кожи поделят они нашу землю между собой. Но будет война у них между собой из-за черных людей (граж­данская война), но и ей суждено кончиться.
Потом оживят эти люди железо, и оно будет делать для них все (машины, станки). Но вот Желтый Дьявол начнет сбрасывать кожу, и начнутся несчастия и беды (на­верное, великая депрессия 30-х годов), а затем великая война будет далеко за большой водой (вторая мировая в Европе). Но она коснется и этой страны, так как пойдут воевать сыны их, чтобы успеть принести, большую славу. Потом малые войны будут кусаться.
…И красных призраков они будут ло­вить в земле узкоглазых людей (война во Вьетнаме). И взрастят они каменные леса до неба (небоскребы), и будут ходить по Луне, и между звезд ходить будут, и на Красный Лик (Марс) замахнутся, но ждет их там гибель. Но они все равно не смирятся с поражением и снова пойдут туда.
Еда будет у них ненастоящая, и растения ненастоящие (возможно, модифицированные с помощью генной инженерии). И создадут они чудовищ страшных, и будут жить в придуманном мире (возможно, виртуальном), не видя настоящего. И будут думать, что они сильнее всех, и всех поучать будут, и заставлять будут делать то, что им нужно.
…Покроется вся земля паутиной прочных дорог и огнями ночными засияет. Ходить будут они по небу, как по земле, махая железными крыльями (самолеты), и пугать будут всех своей силой. 
Но из-за черных вод (возможно, нефть) будет война в желтых песках (Ближний Восток), а продолжит ее война сухой травы (может быть, наркотики) Эта война испугает великую страну. Сухая трава загорится и здесь (может быть, террористические акты?). На войны эти подвигнет их Желтый Дьявол. Но он снова начнет сбрасывать кожу. Чешуйка за чешуйкой спадет с  него до конца (может, падение доллара) Это принесет огромные беды и несчастья. 
…И выберут они черного вождя при помощи людей с Луны (изберут президента — негра).
… И будут у власти черные люди, вспомнят они старые обиды и не простят белых. И будет править порок страшный, что семьи разрушает… 
И запылают войны чер­ных и белых.
Вместо одной великой страны станет много малых, и будут они самыми бедны­ми. А потом земля покроется водою, леса их каменные затонут. Живите же вы, мои по­томки, и этих горах и не уходите из них.
Только они останутся. И вы останетесь жить на нашей земле, и никто больше».

…Он сказал это и замолк. Умер старик-индеец. Поняли ли его соплеменники или нет — не знаю. Вот они возвели кос­тер и сожгли его тело, а пепел понесли высоко в горы, где замуровали в выдолб­ленной камере высоко над землей в от­весной скале.
Слышался плач женщин, гулкие уда­ры эхом откатывались от красных гор в предрассветной тишине.
Я полетела вверх над этими каньона­ми, и тут время как будто изменилось. Подо мной — города, небоскребы, паутина дорог. Едут автомобили, поезда. И снова время побежало вперед. Какие-то волне­ния, стрельба, чернокожие мусульмане за­теяли эти бунты. И снова пролетело вре­мя. Подо мной — океан, нет городов Амери­ки, есть только Кордильеры, глубокие каньоны, леса. В горах и на берегу живут индейцы. Они строят небольшие города — поселения и одеваются в свою нацио­нальную одежду, которая сохранила свои черты до этого времени. Здесь возделыва­ют землю, живут охотой.
Меня понесло вверх, и я проснулась.

…Такое предсказание относительно будуще­го Америки привиделось во сне. Воз­можно, в нем есть и доля истины. Время покажет…

Записала Валерия Кольцова
Growfood

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.