Сны

Тайна святого Грааля

Что такое Святой Грааль или Чаша Святого Грааля? О ней рассказывают древние мифы, упоминают средневеко­вые баллады и песни.

Тайна легендар­ного короля Артура до сих пор манит своей загадочностью и привлекает взгляды исследователей и писателей- фантастов.

Но что же послужило основой всем этим мифам о короле Артуре и его рыцарях круглого стола?

В одном из сновиде­ний удалось попасть в тот, уже вдруг так ставший для нас сказочным мир. Там я оказалась в теле очевидца легендарных событий. Мысли старика как бы не­вольно переводились на наш язык, и то далекое время вдруг стало близким и понятным. Когда же я стала записывать текст от лица очевидца, он вдруг выстроился наподобие средневековой баллады…

…Солнце клонилось к закату, и по­бурели зеленые холмы, уходящие далеко за горизонт. Окрасились в золото навис­шие над ними облака. Скоро сумерки спустятся в долину. А высоко на холме чернеет башня и отходящие от нее креп­кие стены замка.

Где-то внизу пристроились домики, где скоро все уснут под звездным покры­валом неба.

Вот я вдруг оказалась в теле седо­го старика…

«Решетчатое окно замка от­брасывает длинную тень на каменном полу комнаты. Тихий ветерок залетает в окно, и колышутся тяжелые портьеры. Дрожащий факел на стене, широкий по­лог балдахина с распятьем наверху и жаркий блеск старых доспехов, с кото­рыми играют отсветы пламени, стали так привычны и знакомы, будто всю жизнь здесь прожил.

Да, истрепалась моя когда-то вышитая рубаха, потемнела цепь — старинный дар вож­дя, и плащ, видавший виды, висит спокойно на стене. И только слабое мерцанье обломка древней чаши не дает забыть о прошлых днях.

Обломок этот ценней всего на свете. Чу­десный камень неземной, — вот материал, из которого он сделан. Сколько крови проли­лось из-за этой вещицы — некогда прекрас­ной чаши, которую в своих руках держал Иисус.

И вот теперь наш вождь Артур подобен сильному медведю, он загнан, некуда идти. Есть только там чудесная страна, куда нас проведет волшебник старый. Он знает древ­ние обряды и тех богов, которым поклоня­лись предки. Он, Мерлин, нас спасет от плена, и камень этот поруганья избежит.

Да, мы уйдем, уйдем в неведомый нам мир, который здесь невиден на Земле, но там не видно будет тех хищников, что осадили сте­ны. Они скрылись, вечер тих, но на рассвете только камни их встретят здесь и ничего им не достанется.

Обломок чаши все мерцает, и понеслись воспоминания ми­нувших дней, минувших лет, ког­да наш вождь решил найти и привезти сюда великое сокрови­ще Востока. Оно должно было спасти весь мир.

И вот я вижу, белый конь Артура храпит от нетерпенья, и вождь взлетает на седло. Мы мчимся: он и его верные друзья. Там, впереди, нас ждут древние камни (Стоунхендж), залитые солн­цем, и час уже близок, когда оно пройдет меж ними.

Успели. Исполины ждут последние мгно­венья. И вот уже блестящий луч летит от Солнца и ударяет в углубление изрезан­ного ветрами валуна.

Артур стоит, колени преклонив, а белый плащ его касается земли, в сиянии луча иг­рает золотом густая борода и прядь волос, упавшая на плечи. Его глаза, кажется, видят тайну.

Потом он говорил, что в видении ему явилась чаша из огненного камня, пришед­шего со звезд. Тот камень называли мы Гра­алем, великим, недоступным и полным тайн рожденья мира. Он был сокрыт от нас за тысячью земель, и только чашу, побывавшую в руках великого Пророка, нам суждено было принесть. Ее мы называли чашей Свя­того Грааля, и она была тогда для нас, словно призрак, словно искра или звезда, которая вела нас по пути и оберегала от языков зла.

Мы шли за ней, и тысячи земель мель­кали перед нами, как листы пожелтевшей книги.

Ее держал в руках Иисус, чудесный из­бавитель мира, поэтому мы знаменем своим несли великий крест, тот древний знак Все­ленной, на котором он испустил свой дух, чтоб вновь воскреснуть и утвердиться на Земле.

Его учение прекрасно, но только люди видят в нем свое. И мелкие, и крупные гре­хи свои оправдывают и называют христи­анством .

Распалася великая страна, что занимала земли Юга и Востока (Римская империя). Теперь там правит тот, кто называет себя христианином (Папа римский). Но он скорее чтит Тельца, чем истину учения Хрис­това. И ради денег и своей никчемной вла­сти «святители» с крестом убрали истину из книг писания. Забыл наш мир, что Иисус жил на Востоке, что он ходил чрез Пер­сию и Индию к великим горам (Гималаи), где посланцы древних Учителей передали ему великую миссию: дальше вести нас к Све­ту.

Те, кто ноет крест, украли у людей надежду и обманули мир и самого Христа Они сказали, что жизнь дается человеку лишь только раз и будет далее только ад или блаженный бесполезный рай. Безум­цы, за жизнь одну они и сотой доли не сотворят, чтобы попасть в тот самый рай навсегда. Людей пугают диковинными монстрами, которые лишь по­рождение их мыслей.

Может великая та чаша, свидетельница мук Христа и тайны мирозданья сумеет Свет зажечь в сердцах. Она должна нам мир принесть.

…Я помню, как на корабле мы бились с волнами, и мач­та там скрипела. Взбешенное море хлестало о борт, но вера сильнее была.

Молитвы неслись к небесам, и меч заменял нам крест (его втыкали, и рукоятка изображала крест). Мы вери­ли, что чудо свершится, и небо ответило нам. Вдруг тучи рассеялись вмиг, и солнце окрасило парус с крестом. Притихли шум­ливые волны, и берег стал виден другой.

Что там нас ждало? Нас было немного, но крепкие латы и меч — верный друг, все­гда были с нами, а главное — вера и по­мощь небес. Нам нечего было бояться, все было и так предрешено.

Мы странные земли видели там, где солнце не прячется за облака, где благо­датны поля и сады, а из тенистой листвы манят сочные плоды, и безмятежно под солнцем спеет виноград.

Беленые домики рассыпаны, как ка­мушки на берегу морском. Мам непонят­на речь была сначала, ну а потом, как дети, мы учились говорить. Диковинные храмы, где полумесяц, иль рога коровы венчали купола. И странные одежды мелькали в зное дня. На улицах не встре­тишь женских лиц.

Я видел тех заманчивых волшебниц, звенящих золотом и прячущих красу под покрывалом. Лишь только изредка, как черный бриллиант, мелькнет их взгляд, за который бородатые мужчины лиша­лись жизни в схватках на кинжалах.

Горяч народ Востока, чуть искра вспыхнет, и пошла война. Не раз нам при­ходилось биться в больших и мелких стычках. Летели в клочья пестрые хала­ты и тюрбаны, разрубленные пополам.

Но Бог хранил достойных, и мы спе­шили к своей цели.

Пески пустынь и рыжие верблюды, ка­ких не встретишь в наших землях, все чаще попадались на пути. Но вот мы сно­ва у воды, и зелень даст приют уставшим пилигримам.

Средь этих каменистых холмов ходил когда-то Иисус. Может, здесь отдыхал он в тени, может, здесь говорил с уче­никами, может, здесь была когда-то чаша, что носил всегда с собою.

Но впереди Иерусалим, и мы снова сед­лаем коней. Верный друг понимающе смот­рит своей рыжей мордой. Он готов нести меня дальше.

Мы взобрались на седой холм, и внизу открылась долина, в которой лежит белый город Христа. И вот уже узкие улочки и толпы пестрого народа, верблюды и ослы проходят мимо.

Где-то здесь на окраине должен быть тот самый сад, в тени дерев, которого Иисус провел мучительные мгновения. Гефсиманскпй сад, где теперь он может быть…

Седой старик укажет нам дорогу, и стук копыт, и мы у цели. Но где же сад? Все заросло, деревья вековые переплелись кор­нями навсегда.

И снова верное решенье: молитву мы возносим к небесам. О чудо, тот же самый луч от солнца, что был среди камней род­ной земли! Он осветил валун, опутанный корнями. Здесь был Иисус! Здесь он мо­лился! Просил Отца пронести чашу мимо него. Да, он смотрел на эту чашу-талисман предназначенья. Она должна быть здесь.

И вот уже валун отвален, а из земли торчит бесцветная плошка. Мы вытащили ее. Как идеально выточена она из камня, ни единой зазубрины или царапины. Простая и все вмещающая форма, ничего лиш­него, только идеальная полусфера, как пи­ала Востока.

А камень плотный, таких не видел ра­нее. Это она, священная чаша Грааля! Мир будет спасен!

Я помню, как держал ее в руках, и вдруг вечерние звезды отразились на дне. Чаша стала… прозрачной и теплой. Чудесные видения понеслись на дне ее.

Неведомые страны и горы до небес (Ги­малаи). Там где-то есть ущелье, черно оно и днем. Внизу же под горою — сокрытая пещера. Там свет мерцает изумрудный, но никто его не смеет видеть. Только посвя­щенные в тайны мирозданья могут быть там и знают это место.

Оранжевые тоги скрывают их тела, и среди них… Иисус. Он тоже там! В сере­дине зала стоит кристалл — великий ка­мень, спущенный со звезд.

На небе есть звезда и Орион ей имя. Оттуда камень тот. Так почему-то дума­лось тогда, когда держал я чашу. Тогда же слово «Чннтамани» возникло в голове. Так назывался тот кристалл, дающий свет и силу знания, могущество, но только тем, кто был достоин. Других он мог сгубить.

Через камень тот есть вход в страну пророков, что Шамбалой зовется на Вос­токе. Я удивляюсь до сих пор, откуда воз­никало это знание, но чаша все была в моих руках.

Так я узнал, что был пророк великий — Будда. Частицу камня он имел. Но вот блеснул чудесный луч и фиолетовыми отсветами озарплася пещера. Кусочек камня был так отделен, и тем лучом из него вырезали чашу. Ее дали Иисусу, как залог великой миссии для мира. И со­хранил он тайну этой чаши, как было заповедано ему. И ни один из его учени­ков даже не догадывался, что скромная и серая посудина была священным талисманом.

О ней лишь знал еще одни пророк. Он приходил к Иисусу, когда тот только что родился. Он был одним из тех волхвов с Востока. И вот теперь он рядом с ним. Его называли Эль Мория.

Но что же это? Он и сейчас рожден, Не может быть! О Белый Бык, Медведь — Артур. Наш вождь когда-то рядом был с Иису­сом! Он знал о чаше и теперь, родившись вновь, решил привезти ее сюда.

Мир полон тайн, и жизнь мы прожи­ваем не одну. Об этом знать должны и хри­стиане, но ведущие их сокрыли это по указанью дьявола.

Иисус всегда носил при себе эту чашу, и никто не догадывался о том, что она есть на самом деле. Он принес ее в Иудею как дар Учителей.

Мы много лет несли ее на нашу зем­лю. И вновь сражения, лишения, тоска по дому, скрипучая палуба корабля и крики чаек, и южное солнце Востока смени­лось ласковыми лучами Севера. Седина убелила наши головы, но мы вернулись. Вот она — наша родина.

Но где есть люди — есть война. Зачем так в этом мире — пытаются понять про­роки. Они хотят исправить род людской. Но пока никто не смог этого сделать.

Вот и нас встретили родные берега градом стрел. Дикие неведающие исти­ны племена захватили страну. Они все­гда жили на ее окраинах. Но теперь там, в сердце, «христианского мира» узнали о нашем походе. Наместник Бога, так он себя провозглашает (Папа римский), решил от­нять Священную Чашу.

«Она не входит в нужную ему исто­рию Христа. Зачем она всплыла, зачем? Она будет мутить умы, и люди усомнят­ся в его наместническом предназначении. Вдруг заинтересуются ее происхождени­ем, и вдруг узнают истину перерожденья. Нет, ее нужно привезти к нему и сокрыть ее смысл настоящий». Так, наверное, рас­суждал он. И понеслись его лазутчики и вскружили головы дикарям.

Мы хотели привезти мир на нашу зем­лю, а здесь разгорелась война. И только толстые стены замка спасли нас от смер­ти.

Славный Артур с божьей помощью сумел сдержать на время натиск врагов, и земля наша вроде бы начала подни­маться.

Каждый вечер мы собирались с вож­дем, сидя за круглым каменным столом, и смотрели в Чашу. В ней можно было увидеть весь мир.

Но среди нас оказался предатель, по­добный Иуде. Задумал он украсть Свя­щенную Чашу и переправить ее нашим врагам.

И стемнело в ночи, и крадется он, слов­но тень. Замерцала вдруг Чаша на столе, но только коснулись ее руки предателя, как рассыпалась она в прах. В ужасе бе­жал поднявший руку на Святое и больше его никто не видел. Единственный кусок той чаши отскочил и пока­тился по плитам пола. И вот теперь он предо мной.

Вновь поднялись враги и осадили крепость, и загнан наш Медведь (Артур впереводе — Медведь). Дикари снова хозяйничают здесь, а вслед за ними наступают чужеземцы.

И нет нам места на этой земле. Уже скоро рассвет, и враги будут здесь. Только ста­рый волшебник и жрец древ­них богов Мерлпн уведет нас отсюда в ему одному извест­ный мир.

Стук шагов, отворяется окованная дверь. Это вождь, пора в дорогу, и осколок чаши мы унесем с собой. Ничего не достанется нашим врагам».

…И тут вдруг я увидела старого рыцаря со стороны. Задумчиво было его изрезан­ное морщинами лицо и спу­таны седые волосы.

В полутемную комнату вошел вождь, как его назы­вал в своих мыслях старик, ведь речь их я теперь не по­нимала, а вернее, не чувство­вала. Это был тот самый ле­гендарный король Артур. Его фигуру укутывал пожелтев­ший от времени плащ. Пра­вильные черты лица покры­лись сеткою морщин, поседе­ли волосы, но глаза были так­же чисты и прозрачны, как в молодости, когда он увидел чашу в сиянии солнечного луча среди камней Стоунхенджа.

Он взял обломок древней чаши. И вот уже вереница всадников спускается в ов­раг. Король и его рыцари, ведомые знаю­щим тайны жрецом Мерлином, вышли по потайному ходу из замка и скрылись в ложбине.

Древний старец Мерлин в длинню­щей рубахе шел пешком впереди. Его седая борода развевалась по ветру. По­трескивали факелы в предрассветной тишине. Но вот процессия остановилась. Мерлин поднял руки к звездам и про­шептал только одному ему известные мольбы. Вот лошади снова пошли и вме­сте со всадниками стали… исчезать одна за другой, уходя в неведомый парал­лельный мир. И последняя из них скры­лась…

Первый солнечный луч осветил до­лину, как вдруг раздался жуткий треск. Казалось, от прикосновения луча развер­злись стены замка, и камни посыпались вниз.

За несколько минут древняя крепость превратилась в руины. Спрятавшиеся за холмом осаждавшие в ужасе бежали от катившихся за ними булыжников.

И ничего им не досталось. Тайна чаши ушла в небытие вместе с теми, кто знал ее.

Солнце и по сей день освещает хол­мы и долины Британии. Где-то там был славный замок короля Артура, теперь о нем помнят лишь легенды.

Записала Валерия КОЛЬЦОВА

Источникhttps://shambavedi.blogspot.com/

Growfood

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.