История Сны

Последние дни страны Му

Атлантида, Гиперборея, Лемурия — полные загадок легендарные земли древности. Но они и сей­час будоражат наше сознание. О них мы знаем по мифам и из древних книг. И вот на этот раз хотелось бы рассказать о еще одной ушедшей в не­бытие легендарной земле. Эту страну на­зывали коротким именем: «My».

Ученые приходят к мысли, что зем­ли My могли находиться в Тихом океа­не, но мало кто догадывается, что по­томки жителей этой страны живут и в наши дни, а по численности их гораздо больше, чем европейцев или американ­цев. Целая культура восходит своими ис­токами к цивилизации My.

Итак, что же это была за страна?

В одном из снов это удалось увидеть.

…Засыпая, я как бы куда-то провали­лась, и вдруг внутренний голос сказал, что я отправляюсь в древний утерянный мир страны My.

И вот я оказалась в маленькой, но по-своему уютной комнатке. Стены и пол пестрели красочными узорами, набитыми на войлочных коврах.

Желтые и красные драконы расхажи­вали на голубом и зеленом фоне стен. За­тейливая вязь из сказочных ярких цветов, их стеблей и листьев оплетала карнизы.

Низенький нефритовый столик стоял перед круглым бронзовым зеркалом. Нож­ка стола изображала свирепого дракона и тоже была отлита из бронзы.

…Вдруг почувствовала себя девочкой лет семи. Было любо­пытно подойти к столику п рас­смотреть причудливо расписан­ные вазочки, стоящие на нем. Ведь они так и светились из­нутри, изливая нежный голубой и розовый свет.

В углу горела жаровня. И блики рыжего огня отражались в зеркале.

Тут отворилась низкая тяжелая дверь, обитая металлическими листами с вычеканенными на них сказочными животны­ми. В комнату вошла пожилая женщина. Ее глаза были чер­ные, широко расставленные и с косиной, кожа смуглая. Плоское лицо казалось приветливым и улыбалось. Одежды ее были жесткими и топорщились по бокам и на плечах.

Но рассматривать долго мне ее не при­шлось. Она что-то быстро сказала на незнакомом отрывистом, но мелодичном язы­ке, и, взяв меня за плечи, подвела к зерка­лу. Там я увидела себя, а вернее, ту, в чьем теле находилась.

Плоское, смуглое и круглое личеко смотрело на меня своими маленькими чер­ными, чуть припухшими узкими глазками. Женщина взяла мои жесткие густые черные волосы и стала связывать их в крупный замысловатый узел, скалывая золотыми палочками. Поверх всего этого на мне голову взгромоздили золотистый островерхий головной убор, наподобие резного домика с болтающимися и звеня­щими при каждом движении металличес­кими пластинками. А в вытянутых «на счастье» мочках ушей заблестели длинные серьги.

На мне было какое-то одеяние, сотворенное из жесткой ткани. Но эту «ткань» не ткали, а прессовали из размоченных стеблей растения с очень клейким соком. Поэтому она напоминала волокнистую бумагу из спрессованных крест на крест раздавленных стеблей. Этот материал был довольно прочным и отталкивал воду.

Из разноцветных кусков его были выкроены отдельные детали, которые затем скреплялись уже на теле. Весь ко­стюм напоминал пестрое чешуйчатое со­оружение со вздернутыми кверху пле­чами, острыми концами на бедрах и на локтях.

Все это было отделано золотом и каменьями. На руках было мно­жество браслетов, а на пальцы оде­ли длинные и острые золотые фут­ляры.

После того, как к волосам при­крепили тот головной убор, меня осторожно вывели из комнаты, словно дорогую куклу.

Огромный зал, подпираемый де­ревянными балками и стенами, ок­леенными узорчатой бумагой, был за дверью. Несколько таких же ра­зодетых человек меня приподня­ли и одели на ноги маленькие де­ревянные башмачки, которые пред­ставляли собой тисненную кожа­ную лямку и деревянную подмет­ку на каблуках. Причем каблуки были не только под пяткой, но и под пальцами. Я стояла как на подставках. Такая тут была обувь.

Вскоре я оказалась на улице. Холодный ветер трепал зеленые верхушки пышных деревьев, жур­чал фонтанчик, устроенный как ис­кусственный водопад.

Ко мне подошла мама, тоже вся яркая и нарядная. Как я потом узнала, здесь начинался ежегодный праздник детей, когда девочек и мальчиков опре­деленного возраста первый раз ведут в главный храм и представляют, божеству. Девочек сопровождали матери, мальчи­ков — отцы.

ЖИТЕЛИ СТРАНЫ МУ

Но тут я вылетела из разукрашен­ной девчушки, оставив ее с матерью и служанками на каменистой дорожке уютного сада, и взлетела куда-то вверх. Подо мной был большой город. «Это столица страны My, что простиралась ог­ромной землей в безбрежном океане (те­перь Тихом)», — подсказал внутренний голос.

Каменные здания возвышались то здесь, то там. Их стены были наклонены кверху, а крыши — четырехскатны. Неко­торые строения напоминали башни или гигантские свечки, у других крыши заги­бались углами, как у китайских пагод. Все эти здания были украшены множеством лестниц, оконных наличников и лепных украшений. Окна в основном находились на самом верху и выглядывали из-под крыш.

Улочки были узкими и мощеными булыжником. В центре возвышался мно­гоярусный храм с огромным храмовом двором, огороженным высокой стеной.

В городе, наверное, проживало много людей, но сейчас столица проживала последние минуты перед грандиозным празднеством. Улицы были пусты, только кое- где суетились возле своих жилищ буду­щие зрители и исполнители действа.

Постоянно дул холодный северный ветер, и деревья сгибались под его тяже­стью. Изредка начинала сыпать мелкая ледяная крупка, поэтому поверх празд­ничных нарядов люди одевали толстые шерстяные и войлочные накидки.

Снова внутренний голос сказал мне, что раньше таких холодов здесь не было, но последнее время становится нее хо­лоднее и холоднее.

С северных районов страны в столи­цу (а она находится на юге) стали сте­каться скотоводы, уводящие на близле­жащие пастбища своих огромных животных. Это были овцебыки. Сами же ското­воды имели переносные жилища, напо­добие северных чумов.

Подобные складные дома имели все в этой стране. Ими пользовались, когда выезжали за город.

…И тут я снова оказалась в гуще собы­тий. Пестрая процессия направилась по главной улице к храму.

Гремят барабаны. Сквозь этот шум прорываются капризные мелодии, при­правленные звоном колокольчиков. Под эту музыку пели одинаково одетые девуш­ки, которые шли впереди процессии.

Мы, а я снова стала той девочкой, еха­ли на огромной колеснице, которую тяну­ли овцебыки. Здесь были одни девочки, и все примерно моего возраста.

Впереди громыхала такая же колес­ница, в которой ехали разнаряженные мальчики.

Прибытие к храму ознаменован оглу­шительный бой барабанов и взметнувшие­ся вверх разноцветные искры фейерверка.

Процессия направилась по каменным ступеням вверх. Теперь уже пешком шли все. По сторонам возвышались каменные плиты с изображенными на них фантас­тическими сценами, где огромный крыла­тый дракон топтал своими когтистыми лапами множество ужасных драконоподобных монстров и вырывался в облака.

..И тут вдруг перед моим взором эти картинки будто ожили. Конечно же, те, шедшие впереди процессии, этого не за­метили, ведь я вновь отделалась от них. Фантастическая и феерическая картина предстала перед глазами. Действитель­но огромный блестящий дракон бился со множеством черных драконов, представителей темной инопланетной рептоидной цивилизации, и побе­дил их.

Там, где была битва, образовалось озе­ро, ставшее для жителей страны My священным. Возле него был построен главный Храм.

Древний дракон, после победы над темной цивилизацией, хотевшей поработить страну Му, передал власть в стра­не ее законному наследнику, а сам стал сначала полупрозрачным, а затем раство­рился в воздухе, взлетев в облака.

С тех пор в стране My почитали его, как божество, приблизившее освобождение от сил тьмы, а священное озеро и величественный Храм стали главным местом поклонения местных жителей.

Именно здесь проходил ежегодный праздник детей, которых показывали древ­нему божеству.

…Тем временем процессия поднялась по главной лестнице и очутилась возле большого круглого озера, берега которого были выложены камнем и огорожены золоты­ми перилами и тонкими решетками.

Мальчики и девочки взошли на воз­вышения, находящиеся на разных сторо­нах озера. Народ все стекался, пока огром­ная площадь у озера не превратилась в море голов и блестящих одежд. Это море волновалось и шумело в предвкушении какого-то чуда. На возвышении под жел­тым балдахином стоял уже немолодой правитель этой страны. Как было сказано, его имя было «Ману».

Он был сед, а длинная и тонкая боро­да его спускалась вниз по груди. На голо­ве блестела тяжелая многоярусная и увен­чанная шпилем «корона». Мерцали золо­том и драгоценностями его одежды, а взгляд его пронзительных глаз был на­пряженным и полным ожидания.

Но вот раздался бой барабанов, и маль­чики и девочки начали бросать в озеро золото, украшения и… свои игрушки, как бы прощаясь с детством.

Но тут случилось то, что большинство из собравшихся не ожидало, разве что правитель Ману знал обо всем этом.

Над водами озера сгустился туман. Но подул сильный ветер и его клочья разле­телись, обнажив на середине озера полу­прозрачную фигуру сверкающего всеми цветами радуги дракона.

Смятение наступило на берегу. Люди прикрывали лица руками, считая себя недостойными, чтобы их лицезрело само бо­жество. А оно раскрыло пасть и полились какие-то звуки, направленные к правителю.

Как было сказано, дракон сообщал людям о надвигающейся катастрофе. В это время ушел под воду последний остров Гипербореи (это произошло около 10 тыс. лет до н.э.). Часть его обитателей вознес­лись в другое измерение, часть же ушли вместе с Арием и Рамой на юг.

Льды, которые он держал две тысячи лет после гибели Атлантиды, тоже попол­зли на юг. Так началось великое оледе­нение. С севера дули холодные ветры, несущие снег и град на теплые земли страны My и вынуждавшие ее жителей тоже уходить все дальше на юг.

Теперь же льды подошли вплотную и стали крушить те высокие дамбы, что построили жители My еще во времена гибели Атлантиды и великого потопа. Дракон сказал людям, что континент My уйдет на дно океана, как и Атланти­да, и что они должны искать спасения на западе, в болотистых землях (тепереш­ний Китай и Корея). До этих мест было ближе всего от земли My.

Но люди не хотели уходить, и тогда слово правителя стало для них законом, тем более, что вскоре они убедились в неизбежности всего того, о чем им сказал дракон. Льды все приближались, подинимая могучие волны.

…Все исчезло И уже не видно ни храма, ни людей. Видимо, прошло какое-то время.

Но внутренний голос говорил, что люди собирались на новые земли. А в стране My был хорошо развит морс­кой транспорт. Корабли плели из трост­ника, оставляя в бортах и днище боль­шие пустоты. Поэтому они были очень легкими, но вместительными.

Такой корабль легко могли унести на руках всего пять человек.

…И вот корабли и лодки стали покрывать побережье. В них грузили вещи и склад­ные жилища типа чумов.

Самый огромный корабль загружали возле дворца правителя. Это был глав­ный корабль, а все остальные должны были ориентироваться на него во время великого путешествия.

Интересно, что вместо парусов здесь использовали воздушных змеев, которые еще сейчас известны, как детская забава. Но те воздушные змеи были очень боль­ших размеров. Они управлялись множе­ством канатов. Такой змей с легкостью мог поднять все судно в воздух во время сильного ветра и понести его над волнами.

…И снова на какое-то мгновение я ока­залась той девочкой. Вся ее семья: она, мать, отец и брат, а также прислуга, со­брались на борту груженого корабля.

Какая-то тревога охватила меня. Ве­тер усилился. На берегу стояло много таких кораблей, как наш, а город был таким странным. Он опустел и, казалось, вымер. Его покрывал морозный туман, сквозь который просматривались крыши зданий. Он на глазах превращался в при­зрак.

Было холодно и страшно, и я прижа­лась к матери. На ее глаза навернулись слезы, плакал отец. Только брат еще пы­тался веселиться, но вдруг жуткая тоска охватила меня.

Я больше не увижу свою комнату, свой дом, садик, фонтанчик. Что будет дальше? Лодки так хрупки, а ледяной ветер подгоняет нашего змея вверх. На горизонте появились какие-то белые горы (айсберги). Стало очень страшно.

Вдруг сорвался с места огромный ко­рабль правителя. Один за другим стали отчаливать корабли поменьше, ведь бе­лые горы уже близки. Вот и наш корабль качнулся и змей взмыл в небо. Наша по­судина оторвалась от бушующих волн. Лед и туман окутали все вокруг, и раздался жуткий скрежет ломающихся под удара­ми ледяных гор дамб.

Огромные волны захлестнули землю. Я уже не могу смотреть. Пена, вода, лед, обломки зданий — все это там, внизу. Крик вырывается у меня из груди, но мать, как всегда, рядом и прижимает меня к себе.

Это длилось, казалось целую вечность, но радужный блеск в небе вдруг озарил нас и тысячи кораблей нашей флотилии.

Блестящий дракон летел впереди, а за ним — корабль правителя Ману. Мы все смотре­ли на него, и надежда становилась все боль­ше и больше.

.. .Я вновь оставила древних переселен­цев. Было сказано, что очень быстро ко­рабли большинства из них достигли боло­тистых берегов будущего Китая, куда привел их священный дракон.

Но ветер был так силен, что отнес не­которые корабли дальше, чем нужно, а именно, в самый центр Азии, в пустынные земли будущей Монголии и горы Южной Сибири.

Другие корабли потеряли из виду и дракона, и правителя, и долго скитались по морям пока не пристали к неизвест­ным им берегам. Это была будущая Аме­рика.

Потомки этих заплутавших людей со време­нем соединились с местными племенами и превратились в индейцев.

Были те, кто не успел построить себе корабли. Но и из них некоторые все же спаслись. Они ушли по замерзшему морю на такие же оледеневшие Земли будущей Камчатки, Чукотки, северной Сибири, Аляски. Эти люди решили что замерз весь мир и стали выживать в новых условиях, со временем одичав и превратившись в современные народы Севера. Так говорил внутренний голос.

Те, кого занесло в Монголию, тоже на­чали приспосабливаться, образовывать новые рода и племена, часть из которых ушло на юг. Так они попали в Тибет.

Было еще сказано, что один из плете­ных кораблей унесло далеко на юг, и его «пассажиры» оказались выброшенными на крошечном острове (будущий о. Пасхи) в нынешнем Тихом океане.

Прилетевшие же со своим правителем Ману, осели в заболо­ченных землях будуще­го Китая и начали по­степенно обживаться. Со временем их новая земля поднялась выше и осушилась, но они продолжали сеять рис, который привезли со своей родины My.

Здесь выросли но­вые города, так похожие на те, что были в зем­лях My.

…И вот я снова вижу ту, в кого я попадала и в чьем теле пережила трагические моменты гибели древней страны. Но теперь она взрослая и ведет своих детей в храм дракона.

Почти ничего не изменилось. Такая же процессия, те же колесницы. Но теперь дра­кону несли дары уже в благодарность за чудесное спасение.

…Но вот с тех пор уже прошли тысяче­летия, как говорил внутренний голос. Изменились традиции и обычаи. Потомки жителей страны Му образовали множество государств на территории Китая, Кореи, Японии, Монголии, полуострова Индоки­тай, Тибета, на островах Индонезии и на Американском континенте.

В Китае, Вьетнаме, Камбодже и других восточных странах до сих пор почитают дракона и идут праздничные процессии, и несут перед собой люди фигуры драко­нов, и пускают в небо воздушных змеев, строят пагоды с загнутыми крышами, бьют в барабаны. Культура древней My живет в костюмах и танцах тайцев, бир­манцев, лаосцев, вьетнамцев кхмеров и других.

Традиции перерождаются, но не уми­рают, переживая века и тысячелетия.

Записала Валерия КОЛЬЦОВА

Источникhttps://shambavedi.blogspot.com/

Growfood

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.