История Сны

От Лемурии до Гипербореи, или битвы драконов.

Что мы знаем о драконах? Западная традиция представляет драконов и змеев темными существами, представителями зла. На Востоке же наоборот они являются посланцами добрых сил и приносят удачу. Откуда такие противоположные мнения?

Почему мир знает змея-искусителя, дракона-зверя, но при этом народы Китая и Индокитая продолжают почитать дракона, а в Индии является священной — змея?

Оказывается, корни мифов о змеях и драконах имеют под собой реальную почву. Были на Земле времена, когда они физически жили среди людей. Более того, когда-то на Земле бушевали войны драконов…

Это может показаться сказкой, фэнтази, но в каждой сказке есть доля истины. Ведь именно сказки и мифы донесли до нас знания о драконах и их образ.

В одном из осознанных сновидений была рассказана история похожая на сказку, история о драконах и змеях, гибели Лемурии и рождении Гипербореи…

Многие подумают – «как все это связано?»… Но оказывается связано…

Итак, начну свой рассказ по поряд­ку. Вижу я горные долины и ледяные кристаллы высоченных гор, вмерзшие в неподвижность хрустального возду­ха. Тишина осязаема.

Вдруг ее нарушает топот копыт гор­ных козлов, перескакивающих с одного камня на другой, а за поворотом грохочет поток, разрезающий ущелье в неприступных скалах.

Налетел ледяной ветер и донёс с собой звуки гонга из буддийского мо­настыря, что стоит, а вернее сказать — висит, над ущельем. Его белые стены, в которых чернеют окошки, как бы вы­растают из скал. В этом «орлином гнез­де» неспешно текут дни для тех, кто оставил мирскую суету, чтобы идти по пути духовного совер­шенствования.

А вот и настоящее гнездо какой-то большой хищной пти­цы прилепилось на невообрази­мой высоте в отвесных скалах.

Но тут мысли о красоте этих мест покииули меня, нахлыну­ли совсем незнакомые чувства, — ведь я стала большой птицей, и от меня зависят двое птенцов. Мир вокруг меня стал полон тревоги. Возвращается отец моих птенцов и садится на край гнез­да, складывая свои могучие кры­лья. Дети хватают его за клюв и жалобно кричат. Его взгляд заставил меня устремиться в воз­дух, так как он уже очень устал.

Огромные крылья несут меня над домиками и скалами, над шумным потоком, а глаза заме­чают любое движение внизу. Воздух полон разных запахов, где смешиваются водяные брыз­ги, морозный иней с вершин, за­пах свежей зелени и каких-то благовоний, несущихся из мона­стыря, смешивается с запахом потного козла, соскочившего со скалы при моем приближении. Несется пряный запах трав вы­сокогорья.

Но что-то необъяснимое ме­шает мне дальше лететь. Какой- то страх сковал сознание. Бес­причинная тревога не дает сосре­доточиться на высматривании добычи.

Впереди в отвесной скале чернеет тонкая расщелина. Чем я бли­же к ней, тем больше усиливается тревога.

Внезапно я стала на много легче, лечу, а крыльев уже нет, и птица, в которой я была, развернулась и улетела прочь из этого места.

Странно, но без тела я не испытыва­ла того страха, или та черная щель в горе уже не излучала его.

Я подлетаю к ней. Это вход в пещеру. Толстенные сталагмиты и сталактиты, а может быть, это были рукотворные ко­лонны, подпирали своды, отсвечивая в полумраке. В тишине слышна монотон­ная капель.

Тут из темноты проступили лики каменных будд и орнаменты из переви­тых растений. Дальше скульптуры уже блестят золотом и драгоценными каме­ньями. Тысячи будд собрались в этом удивительном месте, а на стенах яркие и сочные краски росписей, и те же будды взирают со стен всевидящими глазами. Как же все это было сделано, ведь в пе­щеру нет другого хода, кроме той щели в отвесной, отшлифованной до блеска ветрами скале на огромной высоте от земли? Сюда можно только залететь.

Огромная статуя Будды, вырезанная в стене, преградила мне дорогу. Гигантский кристалл искрится в ее лбу, изобра­жая «третий глаз».

Взглянув на него, я почувствовала, что все вокруг поплыло, как будто у меня закружилась голова. Через мгновенье я оказалась в кромешной тьме. Но тут не­известно откуда началось свечение. Ка­залось, оно шло откуда-то изнутри. В нем проступили фигуры еще нескольких статуй.

Присмотревшись, я увидела, что это не каменные, бронзовые или золотые изваяния, а люди, только будто окаменевшие и ни на что не реагировавшие в своем глубоком сне. Они одеты в оран­жевые одеяния буддийских монахов. Го­ловы их обриты, а у одного на голове островерхая шапка.

Вдруг внутренний голос говорит мне, что эти люди оставили здесь свои тела, но не мертвые, а в особом состоянии, что бы можно было их оживить.

Меня понесло дальше. Там возвыша­лась фигура гиганта. Его черные волосы собраны в пучок на макушке, тело по­крывала тончайшая перламутровая ткань.

А дальше — еще одна фигура. Его оранжевые одежды показались мне такими же, как у тех монахов, но при­смотревшись, я поняла, что они много­слойны и состоят из тончайших тканей. И лицо у него не такое, как у монахов.

Лемуриец в пещере Тибета

Светло-желтая кожа имеет зеленоватый оттенок. Крупные глаза прикрыты. Рот очень маленький, а плосковатый нос имеет всего одну ноздрю, которая зак­ручивается вглубь, как в раковине улит­ки.

Пальцы рук имеют расширения на концах — наподобие присосок — и пере­понки. Его голова слегка подбрита, а зе­леноватые волосы стянуты в узел, как у того гиганта, хотя он тоже был не ма­ленький, а намного крупнее совре­менного человека – метров 5 в сидячем положении. Тут внутренний голос сказал, что это был древний лемуриец.

Но меня понесло еще куда-то дальше, и вдруг я увидела настоящего дракона. Он не был статуей, хотя полностью повторял образ китайского дракона, которого часто можно увидеть в китайских орнаментах, восточной живописи и скульптуре. Да, тот самый символ ушедшего года, года Дракона.

Огромная голова его лежала на каменной «подушке» с нее свешивались яркие, почти огненные чешуйчатые кисточки и мягкие ветвистые рожки. Глаза были прикрыты. Только голова его занимала весь пещерный зал, а тело уходило куда-то дальше вглубь скалы. Каких он был размеров — можно было только догадываться.

Но тут мне показалось, что он как бы ожил. А вернее, его полупрозрачный образ смотрел на меня огромными глазами, а плотное тело и голова оставались неподвижны с сомкнутыми веками глаз.

…И вот в сознании понесся его рассказ. «Разумная раса драконов и разумная раса змей издревле жили на этой планете (Земле). Они прилетели сюда, как только она стала пригодной для жизни после творения.

Рептоидные люди (Они называли себя Лунбо) имели чешуйчатый покров, но при этом носили ткани. Они были цивилизацией светлого пути. На Земле в эти времена жили и животные рептоидного строения – первые динозавры. И они тоже были тогда беззлобны и мирны. Но после великой катастрофы, уничтожившей Фаэтон (см. тему «Фаэтон, Нибиру и истории золотых пластин Шамбалы») много людей и животных погибло. Но во время этой же катастрофы образовался гигантский материк Лемурия.

Лемурию заселили потомки оставшихся Лунбо От них раса лемурийцев».

…Вдруг я оказалась в какой-то в пустой каме­ре наподобие куба без входа и выхода, только необъяснимое свечение было здесь, да шум потока воды доносился сюда, как непрерывная мантра на каком- то языке. Вдруг стена передо мной стала прозрачной, и там, как в кино, начало разворачиваться действо.

Сначала поплыли какие-то географи­ческие карты. Это были неизвестные земли. «Лемурия», — пронеслось в сознании. А дракон продолжал объяснять: «Здесь теперь находится Тихий океан, а где сейчас Азия и Америка – был океан в древности. Еще в те времена существовала и Антарктида, но она не была покрыта льдом и была заселена расой людей именовавшихся Теллурийцами. Огромная земля Лемурия простиралась в теперешнем Ти­хом океане. Зеленые леса ее были влаж­ными тропиками».

…Внезапно я оказалась там. Душ­ные леса обступили меня. Но дере­вья здесь травянистые, вернее это — древовидная трава. Высоченные стебли-стволы, которые покрыты золоты­ми чешуями, верхушки распадаются на несколько гигантских листьев. Дру­гие «деревья» имели жесткие и ост­рые листья наподобие игл.

Огромная стрекоза опустилась на лист большого водяного цветка, но тут же была съедена гигантской лягуш­кой, спрятавшейся под листьями. Но этот мир, был населен и людьми.

Они возводили города круглой формы. Циклопические здания соору­жались из многотонных каменных блоков, идеально пригнанных друг к другу, как крепости инков в древ­ней Америке.

Вот яркое солнце играет на гранях этих зданий, расширяющихся к фун­даменту и зауженных кверху. Под плоскими крышами чернеют малю­сенькие оконца для освещения внут­ренних помещений. Города усажены зеленью.

Тут живут люди с желтовато-зе­леноватой кожей и крупными мин­далевидными темными глазами. Их темные, отливающие зеленью волосы завязывались в узел.

В жаркий и душный полдень здесь все укутаны с ног до головы в мягкие «ткани», которые имеют какие-то поры, закрывающиеся и раскрывающиеся в зависимости от влажности возду­ха. На этих «тканях» были волоски, которые ложились и материал ста­новился серебристым, если станови­лось холоднее, и поднимались, как на вы­соком бархате, если было жарко. Вече­ром и утром здесь ходили в одеяниях из тонких полупрозрачных тканей и но­сили накидки, скроенные геометрическими фигурами.

Кроме городов, здесь есть и малень­кие поселения типа деревень. Растет бамбук или растение, на него очень по­хожее, в заводях плавает рыба. Люди что-то выращивают на «полях».

И тут дракон говорит, что скоро здесь будет великая катастрофа, и жители Лемурии тоже, наверное, об этом узнали. Я вижу, что они начали уезжать из своих домов. Все едут на север страны. На побережье грузят плетенные из тростника или чего-то еще корабли. По небу движутся огнен­ные «колеса». Это их воздушные аппа­раты, которые светятся золотисто-огнен­ным светом. На них тоже люди поки­дают родные места.

…А я снова оказалась в пещере и вижу все это, как на экране, на плоской стене. Картинки меняются, и черный Космос уже зияет своей пустотой и россыпью звезд. Там движется какое- то тело. И тут я узнаю, что это — целая пла­нета с очень горячим ядром и плотнейшей атмосферой. Ее сорвало с ор­биты какой-то звезды, и вроде бы не случайно.

…Много бед в космическом сообще­стве натворили ее обитатели — разум­ные существа с телами… пресмыкающих­ся. Они пошли против законов приро­ды.

Снова я слышу голос дракона: « Не удивляйся, драконы драконам рознь и змеи змеям. Есть светлые представители этой расы, а есть – исчадия тьмы, созданные темными иерархами из наших драконьих тел… Но их всегда можно отличить от нас по характерному запаху сероводорода, черному дыму, вырывающемуся из пасти и красным как горящие угли глазам.

Там, у своей звезды, они начали что–то наподобие звездных войн, но сорвались в бездну свернутого пространства.

А в это время недалеко от Земли уже появилась планета Нибиру, и ее обитатели анунаки решили использовать в своих целях черных драконов и притянули их планету. Она была довольно малень­ких размеров, но очень плотная и го­рячая. Только при таких высочайших температурах и могли жить ее обита­тели. Ядро было так горячо, что там не было холодно, несмотря на ледяной Космос вокруг.

Эта планета вошла в Солнечную си­стему Сила ее сотворила невиданную катаст­рофу на Земле и Марсе, сбросив пос­ледний с орбиты и сорвав большую часть его атмосферы, после чего жители Марса спустились в недра своей планеты, построив подземные города, спаса­ясь от наступившего холода».

…Вот я вижу на «экране»- стене бушую­щий огонь, кипящую воду и камни, ле­тящие со всех сторон. Гигантский шар в треть неба упал в океан, и разверз­лась земля.

Страшные вихри воды поднима­лись до прорванного неба, где среди бела дня стали видны звезды, и солн­це стало ярче во много раз, так как местами была прорвана атмосфера Зем­ли.

Ледяное дыхание Космоса обжига­ло все живое, но оно и помогло час­тично погасить великое пламя «перво­го всесожжения», не считая сверхкатастрофы уничтожившей Фаэтон и Раджа-солнце за несколько миллионов лет до этого, как сказал дракон (второе было через многие тысячи лет, когда погибла Атлантида, страна Му и был леген­дарный библейский потоп). Но это пер­вое было во много раз страшнее второ­го.

Было сказано, что во время этой ве­ликой катастрофы жители прилетев­шго астероида, или огромного черного камня из антимира (будем называть их черными зме­ями и драконами) лишились своих твердых тел, а их планета вошла в Землю и стала яд­ром нашей планеты.

Долгое время по Земле носились раскаленные ветры, иссушая все живое. Вымерли первобытные леса, а то, что выжило, преобразилось. Изменился климат на Земле, — ведь она была сдвинута с орби­ты. Страшный зной из ядра иссушал ее, испарялись океаны, образовались соля­ные пустыни, в которых стали расти колючие рас­тения. Из недр стали вы­ходить животные черной планеты, тела для которых материализовали их ра­зумные сородичи. И живот­ные эти были черными по энергетике динозавра­ми. Они заселили все вокруг и царствовали долгое вре­мя, истребляя первых светлых динозавров.

…Но что же было с не­счастными лемурийцами? Они ушли под землю, как это сделали марсиане, и долгое время жили в под­земных городах на куске суши, оставшемся от быв­шей когда-то великой Лемурии.

После катастрофы сме­стились океаны, оголилось их дно, став зачатками Азии, Америки, а Лемурия была затоплена солеными водами медленно испаря­ющегося от нестерпимой жары океана.

Через много веков тот кусок суши, оставшийся от Лемурии, назовут страной My, тоже легендарной для нас. Страна My была в се­верной части бывшей Ле­мурии, а значит, в северной части теперешнего Тихого океана (см. тему «Последние дни страны Му»).

…Но вот вроде бы проходит время, остатки лемурийцев выходят на поверхность и заново строят свои го­рода — города страны My. Но теперь им постоянно вредят ужасные гиганты, заселившие Землю, — динозавры.

Разумные же черные змеи и драконы тоже материа­лизовали себе тела и поселились там, где было жарче всего, теперь же там находится Северный полюс. А тогда там возникла цивилизация черных змеев. Гигантские города из ярко-красных камней (раскаленный металл) с зубча­тыми стенами выросли в их стране. А правитель жил в огромной красной баш­не-дворце с черными щелями окон. Эти монстры всегда кутались от не­привычного для них холода в длинные темные одежды, И не было видно их лиц.

Но снова древний дракон Шамбалы завел свой рассказ. «Черные монстры так и не ус­покоились, продолжали вести войну с космическим сообществом и оставшимися лемурийцами и теллурийцами. И только древние гигантские драконы – предки лемурийцев продолжали охранять страну Му. Много тысячелетий они сдерживали атаки монстров. И шли тогда на Земле невиданные битвы драконов тьмы и света. Благодаря драконьей защите потомки лемурийцев – жители страны Му вышли из подземелий и стали жить нормальной жизнью. Но угроза от темных драконов и хищных динозавров была бльшой. Особенно сильно монстры угрожали другим цивилизациям космоса. Они воевали с другими цивилизациями на дру­гих планетах, за что на Землю падали огромные метеориты, от которых страдали и жители страны My.

К этому времени после ве­ликой катастрофы на Марсе жить совсем ста­ло трудно, почти невыно­симо и его обитатели пе­релетели на Землю, зах­ватив с собой своих жи­вотных-млекопитающих и часть своих растений.

Еще через некоторое время произошел перево­рот Солнца (смена его по­люсов), а также всей Сол­нечной системы, и звез­ды нашей Галактики ста­ли видны как спираль на небе. Пространство-время искривилось.

Воспользовавшись этим, на Землю пришли спасители из системы Сириуса. Пришельцы с Сириуса (сириане) привезли с собой гигантский кристалл чистой космической энергии, который низвергли на столицу монстров и вогна­ли в ядро Земли. Черные змеи и драконы были развоплощены и низвергнуты в свернутое про­странство»- сказал древний дракон.

Он продолжал – «они были привязаны к своей планете, а она, стала ядром Земли. Поэтому они и сейчас находятся здесь, только в дру­гом, низшем измерении ада.

…На месте входа кристалла ( теперь там северный полюс) образо­валась гора».

Вот она выхо­дит из пучины. «Она стала великой го­рой, которую в Индии назовут горой Меру, и она стала центром нового го­сударства сириан — Гипербореи, как назовут ее через мно­го веков.

Там, где было скопище нечисти, ста­ла расти светлая страна, где жили воз­вышенные духовно люди, ставшие бо­гами для следующих поколений инду­сов, древних славян, персов, египтян и многих других.

Оставшиеся лемурийцы жили на континенте My, просуществовавшем до гибели Атлантиды. Их потомки обра­зовали впоследствии монголоидную расу».

…И свет легендарной пирамидальной горы Меру засиял на стене пещеры. «Тогда на Земле начинался «рассвет» — то, что индийцы называют Сатья Юга. Была окончена эра черных змеев, вымерли оставшиеся динозавры, побежденные людьми света, была окончена преды­дущая эпоха Кали Юги. Но в боях с тьмой погибло и множество светлых драконов и змеев. Последние из них все еще хранили страну Му, до ее гибели.

Цивилизации приходили и уходили, рождались и гибли и снова рождались – говорил дракон, — Что-то оставалось в легендах и мифах. Так потомки лемурийцев, ставших жителями страны Му и их потомки – китайцы, бирманцы, тайцы, корейцы, вьетнамцы и другие до сих пор почитают дракона, а потомки тех, кто видел только черных драконов и змеев-искусителей – ненавидят их.

Ближайшая к вам, следующая эпо­ха Кали Юги уже почти ушла. А тянулась она со времен библейского потопа, со времен, когда гора Меру стала нынешним Се­верным полюсом и ушла на дно Се­верного Ледовитого океана.

…Тьма уходит снова. И не следует теперь жить в невежестве. Все-таки стоит вспомнить и светлых драконов а не только монстров тьмы. Ведь они тысячелетиями сохраняли человеческий род на этой планете» — так закончил свой рассказ древний дракон из пещеры Тибета.

А стены ее как бы рас­ступаются. Впереди длин­ные переходы и вот оно ярко-синее небо над ледяными пи­ками гор…

Записала Валерия КОЛЬЦОВА

Источникhttps://shambavedi.blogspot.com/

Growfood

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.